axiplus (axiplus) wrote,
axiplus
axiplus

Categories:

Любовь случается … и уходит?

Начало здесь

Ты как?
Василий ласково погладил Любашу по щеке.
- Нормально.
- Айюми, это кто?
- Люба, Любовь, по-японски.
- Ты японка?
- Нееет. Крестная моя любит все японское.
- А ты откуда, вообще-то?
- С Сахалина.
- Эк тебя занесло.

Разговаривая, он легко подхватил ее на руки, дошел до скамейки, присел, покачивая ее, как бы баюкая.Любе стало так спокойно.
- Слушай, ты такая … чудная. Расскажи о себе. Вот я океанолог, люблю рыбок разных…
- Особенно акул!! – хмыкнула Любаша.
- А ты зубастенькая!
- А то.
- Так всеж-ки - как, кто, откуда, куда, зачем?
А впрочем, поспи немножко, можешь, прям здесь.
Василий так и не выпускал ее из объятий, а она не сопротивлялась.

читающаяПосле завтрака Люба открыла свой любимый томик:
«Сквозь опущенные веки
Вижу, вижу ты со мной…».
«Ну то же, Анна Андреевна, посмотрим, права ли ты».
Василий в дворе вместе с кем-то из мужчин бросал дартс, довольно метко. Люба попыталась проскользнуть мимо.
Он догнал ее за поворотом.
- Слушай, сахалиночка! Кальмаров любишь? А я вот однажды видел кальмарчика почти в полтонны.
- Смеешься?
- Серьезно. Он сейчас в музее Веллингтона, знаешь, есть такой городок в Новой Зеландии.
Я там на стажировке был. И название у него соответствующее - Mesonychoteuthis hamiltoni.
- А к леди Гамильтон он отношение имеет?
- Думаю, что нет.
Тебе нравится эта заполошная дамочка? Ты лучше.

Василий шел рядом, и Любаше уже не хотелось никуда убегать.
- А знаешь, если кальмара в ванночке сначала оставить в темноте, а потом полный свет включить, он такое начинает вытворять. Он пытается мимикрировать, спрятаться, нужный цвет подобрать - такая начинается цветомузыка! Никакому ночному клубу не снилось.
И вдруг Любаше захотелось рассказать ему все.
Непонятки последних месяцев, из паутины которых она все не могла вырваться, забыть, начать все сначала.
И Люба, то захлебываясь, то останавливаясь, начала рассказывать.




Предисловие к любви
пучинаОни встретились на съемках. Она - режиссер, он – осветитель. Снимали сюжет о пекарях на хлебозаводе, упоительно пахло свежим хлебом, с собой на дорожку им дали дефицитный в то время торт «Киевский», который и был съеден в операторской киногруппы.
Через пару недель они встретились в аэропорту. Она улетала в отпуск на материк, он на Итуруп снимать что-то в кальдерах. Поговорили, посмеялись.

Люба улетела в Одессу, потом в Ленинград. Купалась, гуляла по бульварам, отмахивалась от назойливых взглядов. Надоел ей данный процесс довольно быстро. Рванула в Ленинград, нашла знакомых своих друзей по Сахалину. Позвонила маме, и вдруг услышала:
- Тут тебя Марк искал. Он послал тебе телеграмму на главпочтамт. Он в ЛИКИ поступает. Любаше к тому времени погрустнело в одиночку барражировать даже по такому замечательному городу как Ленинград. Понять всю его колдовскую приманчивость ей придется гораздо больше.

А тогда молодость и щенячье невежество сделали свое дело. Она отправилась в Пулково, мобильника Марка она не знала и кружила по переходам, лесенкам, спускам, подъемам. И наконец, услышала свое имя: Вас ожидают…
Странное дело, она просто бросилась на шею почти незнакомому парню. В чужом городе он был такой свой, почти родной.
У Марка тоже были знакомые, свои. Они поднялись по высокой лестнице на шестой этаж где-то в Автово. Слегка замученная женщина лет тридцати, открывшая им дверь, даже не дослушала объяснения Марка про Таню, чья мама работает с его мамой, протянула им ключ и ушла вглубь квартиры. За две недели, которые они прожили потом здесь, они видели соседку по коммуналке пару раз и то мимоходом. Такое вот питерское гостеприимство.

В первую ночь в маленькой полупустой комнатке они нашли за стареньким диваном полуразвалившееся кресло-кровать, поставили его в самый дальний угол. Они проговорили всю ночь, каждый на своем ложе. Только вот утром кресло оказалось рядом с диваном, а они, измученные, но странно возбужденные, поехали искать институт киноинженеров – сдавать документы Марка.

Вторая ночь прошла также в разговорах, хотя лежали почти рядышком. Заснули под утро. Потом Марк пошел на экзамен, кажется математику, она по инерции поплелась привидением. Экзамен был сдан на четыре.

Отметить решили в ресторанчике с северным названием «Ладога», рядом с их временным домом. В пустом зале они шутили и смеялись, что-то съели вкусненького, что-то выпили. Вернулись в свое временное пристанище.
Заспорили о себе, любимых. И тут ее понесло. Включился синдром Барби .
Уже не помня с чего, она разделась топлесс, улеглась на диванчик, взяла купленный здесь в Ленинграде томик Шекспира начала громко декламировать:
- «Когда на суд безмолвных тайных дум…»
Здесь Любаша замолчала. Она не могла рассказать Василию о том, что произошло дальше. Как кричал на нее Марк:
- Ты с ума сошла, за кого ты меня принимаешь?
Как швырнул ей кофточку и заставил одеться. И ушел бродить по ночным уже улицам. А когда Марк вернулся, Люба притворилась спящей. И случилось то, что обычно случается между молодыми и горячими…
И еще она не могла сказать, что не любила Марка, а просто пожалела. Потому как еще не остыла от предыдущего романа. И уехала в отпуск после горячих ссор, вплоть до истерики, со стороны бойфренда.
А потом она захлебнулась в море обожания, которым окружил ее Марк. Он просто молился на Любу. Оказалось, она стала для него первой женщиной, и единственной на последующие три года.
«Я подумаю об этом завтра», вспомнила Люба-Айюми свою любимую героиню.




***
- Слушай, тут в Балаклаву предлагают съездить. Давай?
Оторвал ее от воспоминаний Василий.
- Поехали.
Тем более, что пляж надоел уже до полусмерти, белые шорты осточертели не только ей, но и соседским собакам, а хозяйка из-за кондиционера уже готова ее убить.
- Кондиционер включить? – «пилот» приветливо улыбнулся Любе. Она поежилась и молча кивнула.

По дороге Василий опять баловал ее различными рассказами о совершено необычных местах Крыма. Надо же столько знать! Люба узнала о Чуфут-Кале, пещерном городе, основанном караимами, которые потом его покинули. О фресках, которыми расписан Южный монастырь на плато Мангуп. О высеченном в скалах монастыре Инкермана. О мысе Фиолент, таком красивом и таком высоком. Мысе, убивающем тех, кто не осторожен. Семьдесят метров крутизны кружат головы молодых людей, и без того не в меру возбужденных.

Они бродили по Балаклавскому гроту, рассматривая медуз, колыхающихся в морском изумруде, старинную подводную лодку.

Вдруг Василий взял Любу за руку:
- Тут слишком мрачно и холодно. Пошли в кафе? Наши потом подойдут.
Люба ладонь не отняла. Так, взявшись за ручки как первоклассники, они и пошагали в рыбацкий ресторанчик.
- Давай, я заказ сам сделаю? – улыбнулся Василий, а Любаша вдруг с трудом сдержала слезы. – Меню я хорошо знаю, и на «чёрт знает какое» блюдо не нарвёмся.

И точно не нарвались. Любаша ела креветочный салат, жареную камбалу, и думала: как же это порой приятно, когда мужчина решает за тебя. На выходе из ресторанчика Люба вдруг на мгновение почувствовала, как крепкая ладонь легла на ее талию. А может быть показалось, только внезапно нахлынула непонятная тоска…
Продолжение следует



Tags: личное, любовь, мужчины и женщины
Subscribe
promo axiplus july 14, 2012 00:04 267
Buy for 20 tokens
Меня зовут Наталья. Гражданка мира ваще, и нашей великой родины, в частности. ,Насколько я русская, осознала бродя под утро по очень милому городку Ниагара Фоллс, что на границе США и Канады. Родилась я далеко, в славном городе нашенском - Владивостоке, там же закончила университет. До самого…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments