axiplus (axiplus) wrote,
axiplus
axiplus

Category:

Игры (любовные и не только) под (с) сердцем Шопена

Позвонил друг. Из Варшавы. Заядлый болельщик. Орал по Скайпу так, что у меня соседи вздрагивали. Потом чуть не заплакал. Хорошо еще, что догадался не затесаться на фанатскую тусовку после матча. Получил бы по кумполу – нечего делать. От своих же братьев славян.

Но о футболе поговорим в другой раз. А сейчас о любви. Порой она выделает совершенно невероятные кульбиты. Мне вот из всех теорий об этом незабываемом чувстве ближе всего индийская. Древние инды, считая, что любовь – это величайшее несчастье в жизни человека потому как сбивает оного с предназначенного ему пути, кроме того, разработали и другую гипотезу. А именно: любовь дается человеку, чтобы облегчить ему прохождение какого-то этапа жизни. Например, общая влюбленность студентов в своего Мастера очень даже способствует постижению творческих дисциплин или, допустим, иностранных языков.

Вернемся же в Польшу, где мой друг «болел» за наших.

Для меня же Польша и, прежде всего, Варшава, связана с музыкой, мелодией. С сердцем Шопена. С «Варшавской мелодией». Я долго не знала, чьи хрустальные жемчужины разбиваются в ночи, слушая случайно найденную волну в подаренной нам «Эстонии».

Я слушаю их звучание и сейчас. Когда мне плохо, когда я хочу оторваться от той жути за окном, и сердце мое успокаивается. В этих звуках я слышу то, о чем шепчут перед Богом: о таинствах боли и страсти, о подавляемых порывах, невысказанных печалях, неизреченных сожалениях. О том, что невозможно выразить словами.

Все эти потрясающие мелодии созданы Фредериком Шопеном. Он прожил такую короткую жизнь, многие в возрасте его ухода сегодня только начинают. В его жизни было много страданий и много любви. Но главную любовь своей жизни он встретил во Франции, и эта женщина совсем не была похожа на романтическую мечту. После Польши, конечно. Нашумевший эпатажный роман долго шокировал обывателей.

Действующие лица

Итак, Он - невысокий хрупкий молодой человек с изысканными манерами с нежным прозрачным цветом лица, изящными жестами и глуховатым голосом. Нечаянно    занесенный на французскую почву (у него в паспорте с английской визой, было добавлено: с проездом через Париж) с сотрясаемой революционными катаклизмами Польши, Шопен был принят в самых известных и блестящих салонах Парижа и стал гражданином мира. Но для него, живущего в своих мечтаниях, действительность была слишком груба и корява.






Она – для того времени уже женщина в возрасте, плотная, даже коренастая, с довольно грубыми чертами лица, низким с хрипотцой голосом. Самое красивое в ее внешности – огромные карие глаза. Резкая, мужеподобная, она не стеснялась ни в темах для разговоров, ни в выражениях. Вспыльчивая, склонная к эпатажу любительница мужских костюмов с сигаретой в руке, тем не менее, пользовалась достаточно шумным успехом у мужчин. О ее любовных приключениях ходили легенды. Разведенная (sic!) Жорж Санд или Аврора Дюдеван, была знаменита не только в этом качестве. Оригинальное и экстравагантное творчество автора скандальных романов также привлекало массу поклонников.




Увертюра

Первый шаг в их отношениях сделала именно Она. Бледный и слабый, больной туберкулезом Шопен, который был к тому же моложе Жорж Санд на шесть лет, привлек ее внимание и так ей понравился, что опытная в любовных делах женщина сделала все, чтобы влюбился в нее без памяти. Хотя первый его отзыв был таким: что за отвратительная женщина? В это время Шопен переживал весьма болезненный разрыв помолвки с Марией Водзинской.

Зарождение чувства всегда удивительно. Душа еще противится, предчувствуя угрозу, подстерегающую опасность, а сердце безоглядно уже стремится  навстречу.

Эта фантасмагоричная любовь, в которую мало кто верил, о которой отзывались как о капризе, продлилась девять лет. И, возможно, эти годы были самыми счастливыми в жизни Шопена. Именно Жорж Санд подарила Шопену так много внимания и самоотверженную заботу, в которой он так отчаянно нуждался.

И если Она, будучи от природы очень музыкальной, понимала творчество Шопена, тонко чувствовала его музыку, преклоняясь перед его гением.

Но Он мало интересовался литературой вообще и тем, что делала его возлюбленная, в частности. Вряд ли, Он прочитал даже все романы Жорж Санд. Годы, проведенные Шопеном вместе с этой необычной женщиной, стали очень продуктивными для его музыки. Расстались они по ее инициативе. 

Разбор полетов

Что же произошло? Почему так случилось? Системно-векторная психология Юрия Бурлана дает ответ на эти вопросы.

Сразу надо сказать, что, говоря о многочисленных романах Шопена и его успехе у женщин, современники этой истории и мы имеем в виду совершенно разные вещи. 

Прежде всего, Фредерик Шопен – изящный, утонченный - обладал доминантным звуковым вектором, т.е., в принципе, он был асексуален. Но очень развитый зрительный вектор, вкупе с кожным создавал условия для различных  чисто романтических отношений.  А пламенное воображение Шопена было неистово.

Его музыкальный гений проснулся очень рано, но в отличие от вечно битого Моцарта, воспитание крошки Фрицека происходило очень нежно, свободно и возвышенно.

Он с детства был окружен женщинами: с девяти лет маленького кумира варшавских аристократок наперебой  приглашали в самые блестящие салоны. И школа, которую он там прошел, была отменной: изящные манеры, умение обворожить женщину, заинтересовать ее сыграли большую роль в дальнейшей жизни Шопена.

Но!

Юношеская любовь Шопена Констанция Гладковская вышла замуж, не дождавшись, когда он заработает на их совместную жизнь.

Другая невеста Мария Водзинская выбрала стабильную жизнь с сиятельным графом, а не  зыбкую неустойчивость с богемным, пусть и  великим музыкантом. Скорее всего, эта прелестная кожно-зрительная самочка просто не любила Шопена, природной тяги между ними не было и быть не могло. Хотя  несомненно, Марии льстило его внимание и любовь. Она поняла главное – спокойную семейную жизнь Шопен ей обеспечить не может, впрочем, как и любой другой женщине.

Все эти романы носили характер эмоционально-зрительных раскачек.

Доминантный вектор Шопена – звуковой - сыграл самую значительную роль в его жизни. Он был очень сдержанным и закрытым, а выходом для эмоций была только музыка, и очень долго, приходя домой, он оставался наедине со своим одиночеством.



Аврора Дюдеван обладала двумя весьма развитыми нижними векторами – анальным и уретральным, весьма мощным либидо, а также недюжинным интеллектом, своеобразным юмором, нестандартным остроумием. Во многих жизненных проблемах она разбиралась гораздо лучше мужчин. Ее поведение часто было ничем не ограничено ни моралью, ни даже законом. Она доминировала и в отношениях с мужчинами - ярко и неудержимо.

Но все во всех романах своих она проявляла врожденный альтруизм. Многие принимали его за скрытый материнский инстинкт.

Именно в союзе с Жорж Санд узнал Фридерик Шопен истинное счастье семейного бытия. Летние вечера в Ноане, дни счастья на Майорке. Да, несмотря на тяжелейшую болезнь, застигнувшую Шопена в этом райском уголке, (приступ чахотки привел к горловому кровотечению) он навсегда запомнил тот восторг, даже экстаз, который, как он считал, дарится избранникам судьбы всего лишь раз в жизни. Тогда Жорж Санд, забросив свое сочинительство, ни днем, ни ночью не покидала изголовья Шопена, буквально отгоняя от него призрак смерти. Окружив своими заботами,  инстинктивно угадывала нужное, не зная усталости. Скука и уныние также были неведомы ей. И это еще один признак уретральности - быстрая реакция, жизнь на отдачу, способность находить новые решения.

Эта на первый взгляд суровая и совсем не нежная женщина  вдохнула новые краски в жизнь музыкального гения, в этот момент засверкавшую самым ярким блеском.

Все биографы Шопена признают, что именно годы, проведённые с Жорж Санд, стали для  его творчества самыми плодотворными. Она, восхищаясь гениальностью музыканта,  как никто создавала для него  все условия для работы. В этом союзе присутствовала не только страсть, но и истинная дружба, глубочайшая привязанность. Как ни с кем Шопен мог быть таким откровенным, в том числе, и в обсуждении своих профессиональных проблем. Если Жорж Санд умела не только работать, никогда не жалуясь на усталость, но и веселиться безудержно, от души, то болезненный смолоду Шопен часто тяготился этим.

Довольно быстро их отношения практически стали платоническими («в постели Фридерик ведет себя, как старая больная женщина»). Но эмоциональная связь от этого не стала меньше. Большую роль здесь играл и зрительный вектор Жорж Санд, также хорошо развитый и реализованный. Эмоциональные связи, устанавливаемые ими, были очень крепки, но уретральность не терпела никаких посягательств на свою личность, даже притязаний любви Шопена, отожествлявшей полностью себя с нею и пытавшегося правами любви сковать ее жизнь, необузданное стремление к новому. В наше время это называется энергетическим вампиризмом.


Развязка

Любовники расстались через десять лет после первой встречи. Для Шопена это казалось невозможным. Они ведь никогда не ссорились, ни в чем не упрекая друг друга, но первая же размолвка оказалась и последней Мне кажется, женщина просто устала постоянно возиться с еще одним ребенком, ничего не отдававшим, но все время много требующим. Она так долго была преданна своему капризному возлюбленному, нисколько не огорчаясь, что отдача намного больше того, что она получает.

Недаром после их разрыва, по воспоминаниям современников, Жорж Санд продолжала жить очень насыщенно – много и энергично работала, осталась общительной, жизнелюбивой, как будто освободившись от тяжелой ноши, которую взвалила на себя сама.

Шопен же оказался как бы с перекрытым кислородом, он уже не мог творить, а только исполнял музыку.

Через год после расставания они случайно столкнулись в доме общего друга, и великодушная, не помнящая плохого, Жорж Санд первая протянула композитору руку, но тот отвернулся и вышел.

Узнав о болезни бывшего возлюбленного, она порывалась к умирающему, но общие друзья не позволили, тревожась, что сильное волнение может усугубить его состояние.

А Он ждал Ее … Его последние слова: «Она обещала мне, что я умру в ее объятиях».

***

Вот такой необыкновенно трогательный роман уретральной женщины и кожно-зрительного  звуковика. Они действительно были созданы друг для друга.

Решительная, даже мужественная Жорж Санд и изысканно-утонченный Шопен. Их бурные отношения завершились совсем не счастливо. Но кто сказал, что счастье – это обязательно благостная старость в кругу семьи. Результатом этого союза стало создание шедевров Фредерика Шопена, таких  пронизывающих душу, находящих резонанс с душой каждого его слушателя.

В Варшаве, кроме базилики Святого Креста с надписью «Здесь покоится сердце Фредерика Шопена»,  есть еще одно мое любимое место. Это памятник в Лазенках. Когда-то он был взорван немцами и переплавлен на пули. Теперь  воссозданный в своем первоначальном виде, окруженный розами, он радует и тревожит сердца всех, кто уже больше века слушает волшебно мерцающую музыку Шопена.

Статья написана по материалам тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.




Tags: Польша
Subscribe
promo axiplus july 14, 2012 00:04 267
Buy for 20 tokens
Меня зовут Наталья. Гражданка мира ваще, и нашей великой родины, в частности. ,Насколько я русская, осознала бродя под утро по очень милому городку Ниагара Фоллс, что на границе США и Канады. Родилась я далеко, в славном городе нашенском - Владивостоке, там же закончила университет. До самого…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →