axiplus (axiplus) wrote,
axiplus
axiplus

Categories:

Японская сказка зимней российской ночью или… все женщины мечтают о таком

«Ветра порыв

Сминает в одно мгновенье

Нежные нити

Паутинок в росистой траве,

На глазах меняющей цвет…»

- так писала юная возлюбленная самому известному и любимому герою японского дамского романа – принцу Гэндзи.

Я вздыхала и смотрела в окно. Там бушевала настоящая русская зима. Два года как исчезла с карты страна, в которой я родилась и выросла, вокруг рушилось, расплывалось, что-то возникало и тут же исчезало… Газету, в которой я работала, закрыли. Город, где я в тот момент оказалась, был чужим – ни друзей, ни родственников, только двое сыновей школьно-дошкольного возраста и мама-инвалид... Работу по специальности было не найти, подрабатывала чем и как могла – экспедитором, уборщицей, что я только не делала…

Но оставалась вечная моя любовь – к книгам. В ближайшей библиотеке я нашла пять песочного цвета томиков, уже довольно зачитанных – «Повесть о Гэндзи» или «Гэндзи-моногатари». Имя автора мне ничего не говорило – Мурасаки Сикибу.

Это потом я узнала, что книга написана около тысячи лет назад. И прикинула – что было здесь у нас, на нашей земле, в то время. Святая София вроде уже стояла, но была деревянной 13-тиглавой. А весь Новгород располагался внутри вала. А где я живу сейчас - вообще было даже не пригородом, а глухим лесом.


С Японией у меня особые отношения. Родилась я в 800-стах километрах от Японии, а школу заканчивала еще ближе – где-то в 150-ти, в Южно-Сахалинске. Я помню еще японские дома с раздвижными дверцами, изящными террасами. Множеством резных деталей. Из них в целости и сохранности только роскошное здание краеведческого музея, остальные снесли.

Но вернемся в изысканную вязь японского дамского романа тысячелетней давности. Время только придало густой терпкий аромат этому повествованию.

Не  надоедает же читать такую длинную цепь новелл, где герой, изящно скучая, в более чем сорока главах очаровывает всех попадающихся ему на пути женщин, от придворных дам до простых служанок

И здесь у меня возник вопрос – что же такого в этом принце, что уже второе тысячелетие им восторгаются женщины разного положения и возраста на самых разных меридианах.

Ответ я получила тренингах по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

Для начала обратимся к автору

На новенькой банкноте номиналом в 2000 иен, поступившей в обращение  в Японии накануне третьего тысячелетия, был изображен женский портрет, что само по себе, довольно необычно. Чей?  Великой  писательницы эпохи Хэйан (794–1185) — Сикибу Мурасаки.

Мы не знаем ее настоящего имени. Имя Сикибу (Министерство придворных церемоний) - название  ведомства, в котором служил ее отец. Фамилия Мурасаки, вероятнее всего, от имени одной из главных героинь романа «Гэндзи-моногатари». Такой вот псевдоним.
Кстати, мурасаки - это название цветка.

Кроме романа, остался еще и «Дневник» этого же автора. О своем детстве она пишет так: «Когда мой брат, делопроизводитель ведомства церемоний, был еще мальчиком и учился чтению, я приноровилась слушать его. Места, где он запинался или же забывал, я помнила на удивление хорошо, и отец, отдававший книгам все свое сердце, постоянно досадовал: «Какая жалость! Была бы ты мальчиком!»

Однако я то и дело слышала, как люди повторяли: «Даже мужчинам ученость счастья не приносит», и я перестала учиться»

Цитата взята здесь: readr.ru/murasaki-sikibu-dnevnik.html?page=15#

Здесь, следует напомнить, что «серьезное» образование тогда в Японии получали только мальчики, и иероглифы китайского письменного языка назывались «отоко модзи» - «мужские знаки».

Согласно системно-векторной психологии налицо – девочка обладала анальным и зрительным векторами, не исключено – оральным и звуковым.

Согласно системно-векторной психологии налицо – девочка обладала анальным и зрительным векторами, не исключено – оральным и звуковым.

Тем не менее, Мурасаки получила классическое для той эпохи  образование аристократки – история, литература, каллиграфия, искусство стихосложения. Ее брак с чиновником невысокого ранга, длился недолго. Овдовев,  в уединении отцовского дома она обратилась к литературной деятельности. Так начался самый знаменитый и длительный ее роман – с  принцем Гэндзи. Но в то время женщина не могла долго быть вне социума, это было не принято.

Через какое-то время через влиятельного родственника Мурасаки оказалась в свите императрицы. Ее образованность и начитанность снискали ей всеобщее расположение при дворе.

Еще одна цитата «Дневника» Мурасаки

«Каждый человек ведет себя по-своему. Один выглядит уверенным, приветливым и довольным. А другому все скучно, не зная устали он копается в старых книгах или же посвящает себя Будде: занудно бубнит сутры, с шумом перебирая четки. Мне это совсем не нравится. Сама же я чувствую, что на меня направлены взгляды прислуги, и не решаюсь поступить так, как подсказывает сердце. Еще хуже – при дворе, когда окружают люди; бывает, хочется вставить слово, но я отступаюсь. Что толку говорить, если тебя все равно не поймут – ведь они думают только о себе и рады позлословить. Трудно найти человека, который бы действительно понимал тебя. Обычно люди судят лишь своими мерками, а других просто не принимают в расчет.

Поэтому-то люди совсем не по праву считают меня застенчивой. Бывало, я не могла избежать их общества и старалась избежать их колкостей – и не потому, что застенчива, а потому, что считаю такие разговоры безвкусными. Потому и прослыла глуповатой.

А теперь они говорят: «Вот уж не ожидали! Никто ее не любил. Все думали, что она тщеславна, холодна, без ума от собственной повести, заносчива, чуть что – возглашает стихи, других за людей не считает, злословит. Но стоит приглядеться и увидишь – на самом деле она совсем иная и на удивление кротка!»

Удивительно – неужели они действительно считали меня столь глупой? А я-то ведь просто приноравливаюсь к своему сердцу. Вот и государыня не раз мне говорила: «Я раньше полагала, что тебе душу не откроешь, а теперь ты мне стала ближе других». Лучше бы мне избавиться от этого налета холодности и высокомерия, чтобы не отталкивать никого из влиятельных мира сего».

Цитата взята здесь: http://readr.ru/murasaki-sikibu-dnevnik.html?page=14#

О ком же могла мечтать такая женщина?


Воплощением ее самых  сокровенных желаний стал почти мифический образ Гэндзи, которого писательница наделила божественным происхождением. Побочный  сын императора, он обладает чарующей внешностью, добрым сердцем, незаурядными способностями  и любим всеми с самого рождения. В двенадцать лет объявленный  совершеннолетним (была такая практика) Гэндзи получил в жены дочь первого канцлера. Но супружеская верность не стала его добродетелью.  Гэндзи с головой окунается  в бесконечную череду любовных похождений.


Блистательная жизнь этого образцового кавалера эпохи Хэйан полна забав и развлечений. И хотя погоня за наслаждениями манит и прельщает его,  Гэндзи не банальный сладострастник, он искренне стремится к любви и тонко чувствует красоту всего сущего.

С одной стороны, разборчивость – не самое сильное качество Гэндзи, он пылко и страстно преследует Принцессу из павильона Глициний, наложницу своего отца, и тут же заигрывает с молоденькой фрейлиной, не отказывается от флирта с дамой весьма почтенного возраста, желая «узнать, что у нее на уме», посещает даже даму, у которой «нос большой и красный, отвратный, как у слона», испытывает совсем не отцовские чувства к своей приемной дочери-подростку…

Однако, в отличие от кожно-зрительного потребителя чужих эмоций - дона Жуана, Гэндзи представляет собой отнюдь не любовника-губителя, он остается для своих возлюбленных надежным спутником и верной опорой. В эпоху Хэйан, когда любая женщина, независимо от ее происхождения,  полностью зависела от мужчины, о таком покровителе мечтали все дамы двора, и, бывало, их отцы сами предлагали отдать своих незамужних дочерей под опеку глубоко женатого Гэндзи

Не зная счёта своим победам, Гэндзи  всю жизнь искал идеал. Он полагал, что «каждая женщина хороша по своему: одна привлекает нравом, другая - наружностью, и нет ни одной, с которой было бы легко расстаться, но ведь нет и такой, которая была бы совершенна во всех отношениях».

Автор неоднократно подчеркивает, что Гэндзи, войдя в зрелость,  берёт на себя заботу о каждой женщине, так или иначе доверившейся ему. Показательно его отношение к госпоже Мурасаки, невиданно благородное для той эпохи. Рано потерявшая родственников, могущих стать ее опорой в жизни, она еще девочкой оказалась полностью во власти Гэндзи и, не родив ему ни одного ребёнка, оставалась его любимой женой  до самой своей кончины.

Все это говорит о том, что без сомнения, Гэндзи обладал уретральным вектором. Он был прирожденным вождем, отвечающим за всех, кто рядом. Он все делает для других, и получает от этого огромное наслаждение.

В усадьбе Великого министра на Шестой линии находили приют многие – и дамы, когда-то чем-либо привлекшими его, и просто – дети, престарелые, т.е. те, кто нуждался в опеке, пусть даже и попал в орбиту принца Гэндзи совершенно случайно. Его щедрость не знает предела. Он делал все, чтобы «будущее всех его близких было так или иначе обеспечено». Его уретральный вектор был не только развит, но и реализован. Да, он хотел всех женщин, но и все женщины хотели его. Для Гэндзи привлекателен сам процесс жизни, хотя его «танка» полны нежной грусти:

«Раскрыв лепестки,

Тянется солнцу навстречу

Цветущая мальва.

Но удастся ли ей самой

Утренний иней стряхнуть…».

Кроме уретрального, Гэндзи обладает развитым и реализованным зрительным вектором. Его сердце полно сострадания, он тонко чувствует как природную красоту окружающего мира, так и очарование сотворенного кем-либо. Это могут быть и пленительные пятистишия, и завораживающие звуки музыки, и изумительные одежды…

Автор отвел Гэндзи немного времени для жизни – последний раз, когда он упоминается в списке персонажей, принцу-министру всего 52 года. Мы не узнаем, как герой  ушел из жизни. От  одной  из глав осталось только название -  «Сокрытие в облаках».

О завершении жизненного пути Гэндзи написала другая женщина, французская писательница Маргерит Юрсенар в «Восточных новеллах». «Последняя любовь принца Гэндзи» - нежное и пронзительное повествование о закате великой души.

Но как бы то ни было, и сейчас еще можно сказать: даже современным читателям нужны такие герои – развитые и реализованные уретра со зрением. Вы сразу их узнаете, только вот сложно уретральникам очень в сегодняшней кожной цивилизации, их могут сломать в детстве, оказывая на них сильное давление.

А ведь какую радость и благо для всех они могут принести…

Иллюстрации взяты здесь
   http://japanesedolls.ru/index/0-931

Статья написана по материалам тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

Tags: Системно-векторная психология, Юрий Бурлан, Япония
Subscribe
promo axiplus july 14, 2012 00:04 267
Buy for 20 tokens
Меня зовут Наталья. Гражданка мира ваще, и нашей великой родины, в частности. ,Насколько я русская, осознала бродя под утро по очень милому городку Ниагара Фоллс, что на границе США и Канады. Родилась я далеко, в славном городе нашенском - Владивостоке, там же закончила университет. До самого…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →